Previous Entry Поделиться Next Entry
Треблинка педагогического смысла. "Когда отдыхают ангелы"
dnevnik_nasti
Из-за этой книги у нас, в Волшебной лавке, вдруг разгорелся ужасный спор. Не буду перечислять второстепенного, главным же было вот что: дает эта книга надежду или отнимает? Надежду на сами-знаете-что (это для тех, кто читал книгу Марины Аромштам), то есть надежду на возможность спасения душ человеческих, так легко попадающих во мрак, где хозяйничают демоны (это уже для тех, кто поленился прочесть эту книгу, ставшую в 2008 году главным событием Национальной детской литературной премии «Золотая мечта»).

Я тут не случайно написала «на возможность спасения», а не на само спасение. Потому что книга «Когда отдыхают ангелы» в этом смысле написана очень честно: ничего в деле спасения понять нельзя…
Отсюда вывод, ставящий жирный крест на всей рациональной педагогике (а другой-то и нет). Все ваши педагогические действия, освященные академическими и тому подобными благоглупостями, не способны повернуть человека лицом к свету.
(Про «свет» здесь написала условно – чтобы вернее отличить от мрака.)

Свою лепту в игру светотени внес у Аромштам даже портрет Януша Корчака в кабинете, где главная героиня учит своих первоклашек. Уж на что незыблемый авторитет, верно? (Я не о портрете.) Если бы главная героиня время от времени не порывалась снять портрет со стены, я бы, может, и не передумала заново положение, в котором оказался Корчак в решающую минуту на перроне, откуда он вместе со своим классом отправился в Треблинку. Эсесовский офицер предложил Корчаку спасти свою жизнь, но Корчак отказался. Тут и обмираешь: вот, а ты бы так смог? И чуточку веришь, что смог бы.

Но есть и сторона беспросветного мрака у этой минуты. Дело в том, что эсесовский офицер предложил Корчаку спасение потому, что когда-то читал его книги…


Может, я и ошибаюсь, но мне кажется, что Корчак услышал в этом то, что впервые услышала я, читая «Когда отдыхают ангелы»: на том перроне слышится последний вздох педагогического смысла. Смерть смысла педагогики. Треблинка смысла уже состоялась, и истинному педагогу ничего не остается, кроме как последовать за смыслом профессии в газовую камеру.
Разве нет?

Чтобы оправдать смысл педагогических усилий вообще, Марине Аромштам понадобились ангелы. Без них она бы не справилась – это точно.
Ты можешь дать отдохнуть своему ангелу. Тем что делаешь что-то хорошее. Свой отдых ангел расходует на помощь другим людям – вот в чем дело. Видимо, ангелы по своей природе такие, что они не могут не спешить на выручку. Когда ты делаешь что-то хорошее, ты сам становишься силой небесной. А когда не делаешь хорошее (пусть и не делаешь чего-то плохого), твоему ангелу приходится биться за твою душу, переводить небесную силу на всякую дрянь.

Такое вот начало ангельской мифометафизики.
Я не хотела бы в нее углубляться. И как раз потому, что ее очень легко сделать рациональной, а это значит, вынуть из нее душу – сделать игрушкой тех же демонов. Чуть не написала «педагогических демонов», и это, наверное, не стало бы таким уж заметным преувеличением.

Еще раз: мне кажется, Марине Аромштам понадобились ангелы, поскольку ничто другое не дает столь же прочных и важных оснований для… надежды.

Уже завязка этой замечательной книги строится на том, что первоклассницу (еще одна главная героиня; обе героини вволю высказываются в книге от первого лица, а «третьего лица» в книге не дано) забирают от плохой первой учительницы к хорошей.
Вы знаете, она действительно изумительно прекрасна, эта вторая первая учительница со своим портретом Януша Корчака. Если бы у меня были дети, я бы хотела, чтобы они учились только у такой учительницы. И чтобы все дети вообще учились только у таких учительниц. И не только в младшей школе…
Кстати, здесь-то, наверное, и сокрыта единственная безусловная надежда, которую дарит эта книга (есть и другие, но надежды с оговорками я решила не обсуждать). Пока такие учительницы есть, еще не все, далеко не все потеряно. Потому что такие учительницы волшебно сильны.
А откуда в учительнице сила? Вот откуда: к ней слетаются наши отдыхающие ангелы, чтобы вместе с ней, через нее навалиться на беду – такие учительницы просто притягивают отдыхающих ангелов как магнит. (Тут я снова немножко споткнулась о мифометафизику, простите.) Ну не слетаться же отдыхающим ангелам куда попало. К тому, кто провожает детей в Треблинку (хотя эсесовские души, без сомнения, больше всех нуждались в помощи). Туда, где нет надежды.

Но я позволю себе продолжить. …И чтобы такие учительницы попадались не только в школе, но и в жизни – переодетые обычными людьми. И вообще, чтобы от рождения до смерти человека окружали только такие люди.
Какая была бы жизнь!!! Ангелы только бы и делали что отдыхали. Даже представить не могу, чем бы они занимались на отдыхе, но верю, что валять дурака ангелам в голову не приходит и не придет.

Споткнувшись об ангелов, не могу не споткнуться и об учительницу. Все-таки кое-где Марине Аромштам приходится создавать художественную реальность, поверить в которую трудно. Неугомонный Януш Корчак вдохновил учительницу толкнуть свой класс в пасть Дракона. Ради очищения. Но что началось как героический миф, закончилось, грубо говоря, картонными мечами. Не думаю, что место подвигу можно отыскать на картоне. Но это мелочь. Есть и другие, не менее заметные. Что не отменяет главного: книга держит тебя за оба уха, и ты постоянно мучаешься вопросами, отмахиваться от которых трудно, нехорошо, некрасиво.

Я должна поставить точку, а то никто не дочитает. Нет – еще несколько слов. Кому адресована книга? Издатель «КомпасГид» написал: для младшего и среднего школьного возраста. Это правильно – оба возраста найдут в книге немало увлекательного. Но эта правильность не перечеркивает другую, более главную: книга заслуживает внимания всех взрослых (как и старшеклассников, ведь они, само собой, уже совсем взрослые на все сто). Книга пригодится и людям с практической хваткой, которым охота разрушить Карфаген педагогической косности и самонадеянности.



?

Log in